Василий Васильевич Голицын

vas-galicinВасилий Васильевич Голицын (ум. 1619) — полководец и видный деятель Смутного времени. В 1590 году — воевода в походе на Нарву, в 1596 и 1599 годах — в Смоленске. В 1604 году назначен Борисом Годуновым в передовой полк, направленный против Лжедмитрия I, участник сражения при Новгороде-Северском. После смерти Бориса вместе с П. Ф. Басмановым изменил Фёдору Борисовичу под Кромами, перешёл на сторону самозванца, приказав себя связать, чтобы представить себя пленником. В начале июня 1605 года прислан Лжедмитрием в Москву как наместник и руководил убийством Фёдора Годунова. В дальнейшем неизменно был на стороне победителей во всех конфликтах, участвовал в свержении и Лжедмитрия (один из организаторов заговора), и Василия Шуйского. Голицын участвовал в посольстве к Сигизмунду III (1610), был задержан в Польше как пленник. Несмотря на это, его имя называлось среди кандидатов в цари на Земском соборе 1613 года. Умер в польском плену в 1619 году (по материалам из Википедии).

Заговорщик Князь Васи́лий Васи́льевич Голи́цын (1643 — 21 апреля (2 мая) 1714) — дипломат и государственный деятель допетровской Руси; фактический глава русского правительства во время регентства царевны Софьи (1682—1689) в звании воеводы и с титулом «Царственныя большия печати и государственных великих посольских дел сберегатель, ближний боярин и наместник новгородский». В царствование Феодора Алексеевича (1676—1682) занимал ключевые посты в государстве; был возведён в ранг боярина, заведовал Пушкарским и Владимирским судным приказами. В период правления царевны Софьи Алексеевны возглавил с 1683 года Посольский приказ. После того, как Пётр I в 1689 году сверг Софью и стал де-факто единовластным государем, Голицын был лишён боярства, но не княжеского достоинства, и сослан в Пинегу, Архангельский край, где незадолго до смерти принял монашество, умер и был захоронен по завещанию в Красногорском монастыре.

Голицын строил широкие планы социально-политических реформ, думая о преобразовании всего государственного строя России. Он мыслил о разрушении крепостного права с наделением крестьян тем количеством земли, которым они пользовались. Вместо обилия налогов, лежавших тяжким бременем на населении, был введён один, и собирался он теперь с определённого количества дворов, то есть с конкретных лиц (по материалам http://lib.rus.ec/b/360207/read).

С именем Голицына связано и совершенствование военной мощи державы — увеличилось число полков «нового» и «иноземного» строя, стали формироваться рейтарские, драгунские, мушкетёрские роты, которые служили по единому уставу и подчинялись одной программе. Ему приписывают постройку деревянных мостовых, а также трёх тысяч каменных домов в Москве, в том числе зданий в Кремле, великолепных палат для присутственных мест, строительство легендарного Каменного моста о двенадцати арках через Москву-реку.

При Голицыне развилось книгопечатание — за семь лет было издано 44 книги, что по тем временам было немало. Зародилась светская живопись, нового уровня достигла иконопись, расцвело архитектурное направление, которое позднее получило название «голицынское барокко». Свою лепту внёс князь и в смягчение уголовного законодательства: были облегчены условия холопства за долги, отменён варварский обычай закапывать в землю мужеубийц, а также смертная казнь за «возмутительные слова».

Владение греческим, латинским, польским и немецким языками позволило князю свободно общаться с иноземными дипломатами и деятелями культуры. Василий Васильевич стяжал славу истого западника, был приверженцем католицизма. Именно в годы его управления страной на Русь буквально хлынул поток европейцев. Было позволено, к примеру, гугенотам и иезуитам искать убежище в Москве от конфессиональных преследований у себя на родине. При князе расцвела Немецкая слобода в Москве, где селились иностранные военные, лекари, ремесленники, переводчики, художники и др.; заработали две первые ткацкие фабрики. Выступил с программой свободного въезда иностранцев в страну, намеревался ввести в России свободное вероисповедание, убеждал бояр посылать своих детей на учёбу за границу. Московитам было разрешено приобретать за рубежом светские книги, предметы искусства, мебель, утварь, что сыграло заметную роль в культурной жизни общества.

Петровские реформы во многом явились воплощением планов и идей князя .