Заговор № 4. Возвращение в Москву

Возвращение в Москву

Следующая ступень заговоров уже не могла обойтись без профессиональных заговорщиков и иностранных специалистов, и скорее всего П. Гордона и  Ф. Лефорта, которые теперь из координаторов стали центральными участниками заговора. Возможно, специально для этого в Москву прибыл специальный консультант, так как все действия заговорщиков весьма продуманы и высокопрофессиональны.

Лжецаря привозят в Москву и прячут в немецкой слободе, жители которой фактически становятся заложниками ситуации. Продуман новый сценарий заговора:

  1. Нужно отвлечь внимание народа от приезда царя и найти повод для того, что бы ему пока не показываться на людях и где то скрываться.
  2. Для этого инициируется, ни на чем не основанная, угроза повторного восстания стрельцов, по этому поводу спешно возобновляется следствие.
  3. С целью признания самозванца, проводятся переговоры с родными и приближенными царя Петра, основанные на угрозе расправы народа над ними в случае обнаружения подмены и воцарения Софьи. Выбор между молотом и наковальней.
  4. Необходимы действия, способные устрашить народ, такие как массовые казни.
  5. Необходимо обезоружить армию и всех, кто способен к сопротивлению.

 

Кто конкретно вел переговоры неизвестно. Но очевидно, что это не были Лефорт или Гордон, хотя, несомненно, они инструктировали переговорщиков. Это не были люди из окружения царицы Софьи, это не было в их интересах. Этот кто-то, бывший свидетелем всего произошедшего несчастья, рассказал о том, что произошло, оправдывается и объясняет, почему они так поступили, весьма возможно, что это был профессиональный дипломат Головин. Они не злоумышленники, а они их спасители. По сути, Федор Алексеевич Головин стал крестным отцом новоявленного лжецаря. О чем читайте в статье «Крестный отец лжецаря.

Договориться не удалось только с женой царя Петра Евдокией и её отправляют в заточение в монастырь. Царевич Алексей еще мал, да и отца видел редко. Кого покажут тот и отец.

Был еще один ссыльный – духовник царя Петра. Он также был в это время насильно пострижен в монахи и сослан в скит на остров Анзер на Соловки. Он был там, хотя и опальным, но очень почитаемым монахом. Сперва, его звали Иов, в честь многострадального Иова, а потом в схиме Иисусом, в честь Иисуса Навина.

Следствие по делу стрельцов проводится с садистским энтузиазмом. И далее самое страшное. Кровавое жертвоприношение своего народа и присяга новому лжецарю, которую должны сделать те, кто хочет сохранить свою жизнь, привилегии и служить самозванцу. Казни стрельцов вместо палачей должны совершить «новые русские» при троне. Это и будет их присяга лжецарю.

Лжецарь, вопреки версии известной живописной картины, на казнях не присутствовал. Интересно отметить, что никто из иностранцев в этих казнях, открыто, не участвовал. Только по их завершении и кровавом «посвящении» лжецарь появляется на людях. В немецкой слободе, для меньшей узнаваемости, его одевают в европейскую одежду. Теперь на прежнего царя он похож только ростом, но вот только за границей еще подрос и похудел, да и от всех выпавших испытаний постарел.

продолжение: Заговор № 5. Борьба за влияние на самозванца и переход власти к лжецарю…