Фёдор Юрьевич Ромодановский

romodanФёдор Юрьевич Ромодановский (ок. 1640 — 17 сентября (28 сентября) 1717) — князь, русский государственный деятель. Приближённый Петра I с середины 1680-х. В 1686—1717 глава Преображенского приказа розыскных дел, кроме того, руководил Сибирским и Аптекарским приказами. Первым в России формально получил из рук государя высший чин, стоявший вне системы офицерских чинов — генералиссимус 1694 г. ( потешных войск?).

Фёдор Юрьевич Ромодановский происходил из старинного рода князей Стародубских, которые, в свою очередь, вели род от Рюрика через Всеволода Большое Гнездо и сына его Ивана Всеволодовича, получившего от брата своего, великого князя Ярослава Всеволодовича в удел Стародуб. Праправнук этого князя Ивана, князь Фёдор Андреевич Стародубский, имел сына князя Василия Ромодановского. В Бархатной Книге записано:        У пятого сына князя Федора, княж Андреева сына Стародубского, у князя Василия Федоровича Ромодановского (не совсем понятно, откуда появилась фамилия Ромодановский) дети.

Таким образом, князь Василий Федорович Стародубский, прямой потомок Рюрика, живший во второй половине XV века, первый начал называться и писаться Ромодановским. Отец Фёдора Юрьевича был сначала стольником, позднее — боярином. С малых лет князь Фёдор, будучи сыном приближённого царя Алексея Михайловича, находился при дворе. Когда в 1672 году праздновалось рождение Петра Алексеевича, то в числе десяти дворян, приглашенных к родинному столу в Грановитой Палате, князь Фёдор Юрьевич Ромодановский был показан первым. В боярской книге в это время он пишется как ближний стольник.

Резкое возвышение Ромодановского происходит в первые годы самостоятельного царствования Петра I. Князь поддержал юного царя в борьбе с сестрой Софьей; именно ему был поручен надзор за заключённой в Новодевичьем монастыре царевной. Встав во главе Преображенского приказа, Ромодановский участвовал во всех затеях Петра, начиная с его «потешных походов». Знаком доверия царя к Ромодановскому было то, что он, отправляясь в Азовский поход, оставил его вместо себя в Москве с небывалым доселе титулом князя-кесаря:

Показательным моментом является и обширная переписка Петра с князем, в которой царь упоминает обо всех важнейших вопросах внутренней и внешней политики, не боясь спрашивать у Ромодановского совета и адресует свои письма «Государю князю Фёдору Юрьевичу». Ромодановский, так же, как и фельдмаршал граф Борис Шереметев, имел право входить в кабинет Петра I в любое время без доклада.

Фёдор Юрьевич Ромодановский сыграл решающую роль в подавлении Стрелецкого бунта 1698 года. В 1701 году, после сильного пожара, опустошившего Москву, князь Фёдор Юрьевич занимался отстраиванием вверенной ему столицы.

В частном обиходе Фёдор Юрьевич жил укладом старинного боярина, любил и почитал старые нравы и придерживался старинных обычаев; был гостеприимен, но требовал от всех к себе особого почтения. В обществе перед ним все стояли. «Никто не смел въезжать к нему во двор, — сам Государь оставлял свою одноколку у ворот его»[3]. Дом князя Ромодановского находился в Москве, на Моховой, около Каменного моста; на столбах у него было изображение родового герба князей Ромодановских: чёрного крылатого дракона в золотом поле.

Ближайший исполнитель предначертаний Петра, Фёдор Юрьевич не всегда одобрял его поступки: так, между прочим, он не приветствовал женитьбу Петра на Екатерине. Это объясняется тем, что его дочь Федосья Фёдоровна была супругой родного дяди царевича Алексея, брата первой супруги Евдокии Фёдоровны.

Так как сын Ромодановского Иван был женат на Анастасии Фёдоровне Салтыковой, сестре жены царя Ивана V, то Фёдор Юрьевич был близким свойственником Петра I; дочь Ивана — Головкина Екатерина Ивановна.

Другим сыном Фёдора Юрьевича был Иван Фёдорович, унаследовавший звание князя-кесаря и ставший последним мужским представителем рода Ромодановских.

Умер князь Ромодановский в преклонном возрасте, 17 сентября 1717 года; похоронен в Александро-Невской лавре. Пожалуй, единственным из современников, кто оставил субъективный отзыв о характере и деятельности князя Ромодановского, был Б. И. Куракин, упомянувший о нём в своей «Гиштории о царе Петре Алексеевиче и ближних к нему людях»:

Сей князь был характеру партикулярнаго; собою видом, как монстра; нравом злой тиран; превеликой нежелатель добра никому; пьян по вся дни; но его величеству верной был так, что никто другой.

О власти-же его, Ромодановскаго, упоминать еще будем, что приналежит до розысков, измены, доводов, до кого-б какой квалиты и лица женскаго полу или мужескаго не пришло, мог всякаго взять к розыску, арестовать, и розыскивать, и по розыску вершить.